Классическая

гомеопатия

Как похудеть
с Курдлипидом
Гомеопатия
для
похудения
Как похудеть с Курдлипидом
Центр классической гомеопатии ОЛЛО (Москва) (499) 678-21-17

+7 (499) 678-21-17    ЦЕНТР КЛАССИЧЕСКОЙ ГОМЕОПАТИИ ОЛЛО: ПРОИЗВОДСТВО ЛЕКАРСТВ, ЛЕЧЕНИЕ    OLLO2008@INBOX.RU

ГОМЕОПАТИЧЕСКИЕ ЛЕКАРСТВА, Опубликуем статью * Задайте вопрос о гомеопатии врачу * КОНСУЛЬТАЦИЯ ВРАЧА-ГОМЕОПАТА

4 Начало  4 Книги on-line  4 C. Ганеман  4 Опыт нового принципа д...  4 2 

Опыт нового принципа для нахождения целительных свойств лекарственных веществ
Предисловие переводчика
1

2

3
4
5
6
7
8
9




Объявления, анонсы, ва...

Гомеопатия: лекарства

Аптеки

Для аптек, оптовиков

Прием врача-гомеопата

Статьи о гомеопатии

Книги on-line

Обучение гомеопатии

Контакты

Карта сайта

Поиск по сайту

C. Ганеман

Ж. Шаретт. Практическое гомео...

Э. Фаррингтон. Гомеопатическа...

 
Назад на страницу: 1
  Следующая страница: 3

2

  Опыт нового принципа
Версия
для
печати

Но, может быть, ботаническое родство позволяет сделать надежное заключение о сходстве действия? Оно этого не позволяет в той мере, что существует много исключений с противоположными или весьма несогласными свойствами в одном и том же семействе растений и в большинстве семейств. Мы положим в основание самую совершенную естественную систему Муррея (Murray).

В семействе Coniferae внутренняя кора сосны (Pinus silvestris) дает самым северным жителям род хлеба, между тем как кора ягодоносного тиса (Taxus baccifera) дает смерть. Каким образом находятся в одном семействе Compositae жгучий корень слюногонной ромашки (Anthemis pyrethrum) с смертельно холодящим ядовитым лактуком (Lactuca virosa), возбуждающий рвоту слюногонный крестовик (Senecio vulgaris) с нежной скорцонерою, бессильная желтая лаванда (Gnaphalium arenarium) с героическим горным баранником (Arnica montana)? Имеет ли что либо общее слабительная кустарниковая шаровка (Globularia alypum) с недействительным петелъником (Statice) в семействе Aggregatae? Можно ли ожидать от сладкого индийского корня (Sium sisarum) чего-либо сходного с корнем ядовитой пустосели дудчатой (Oenanthe) или водяной бешеницы (Cicuta virosa), потому что они вместе стоят в одном семействе зонтичных? В семействе Hederaceae совсем не безвредный плющ (Hedera helix) имеет ли еще какое-либо сходство с виноградной лозой (Vitis vinifera), кроме внешнего роста? Каким образом бессильный камышник (Ruscus) находится в одном семействе Sarmentaceae с одуряющим кукольваном (Menispermum cocculus) с горячительным змеиным корнем (Aristolochia) и с заячьим корнем (Asarum europaeum)? Можно ли ждать от подмаренника (Galum aparine) чего-нибудь сходного с мариландской спигелией (Spigelia marylandica), потому что оба стоят в семействе Stellatae? Какое сходство в действии можно найти между дыней (Cucumis melo) и ослиным огурцом (Momordica elaterium) из одного того же семейства Cucurbitaceae? В семействе Solanaceae, каким образом стоят рядом безвкусный царский скипетр (Verbascum thapsus) с жгучим стручковым перцем (Capsicum аппиит), или судорожно раздражающий первые пути табак с задерживающей естественные сокращения кишечника чилибухой (Strychnos nux vотica)? Как можно поставить нелекарственный барвинок (Vиnса реrvиnса) рядом с олеандром (Nerium oleander) в семействе Contortae? Действует ли волнистый полушечник (Lysimachia numularia) сходно с водяным трилистником (Menyanthes trifoliata), или бессильная аптечная скороспелка (Primula veris), сходно с драстическим кругляком (Cyclamen еиrораеum) в семействе Rotaceae? Можно ли заключить по свойствам толокнянки (Arbutus иvа ursi), укрепляющей мочевые пути, о свойствах горячительно одуряющей сибирской розы (Rhododendron chrysanthum) в семействе Bicornes? Можно ли в каком либо отношении сравнивать в семействе Verticillatae едва только вяжущий черноголовник (Prunella vulgaris) и невинную пирамидальную дубровку (Ajuga pyramidalis) с эфирной кошачьей травой (Теисrиит таrит) и жгучей критской душицей (Origanum creticum)? В чем родственны по свойствам железняк (Verbena officinalis) с бурно действующим аптечным авраном (Gratiola officinalis) в семействе Personatae? Как далеко отстоит по действию солодковый корень (Glycyrrhiza) оть жофреи (Geoffroya), хотя оба из одного семейства Рарiliопасеае? В семействе Lomentaceae, в какой параллели стоят свойства стручкового рожечника (Ceratonia siliqua) к свойствам аптечной дымницы (Fumaria officinalis), корня сенеги (Polygala senega) и перувианского бальзама (Myroxylon peruiferum)? Или разве сходны хоть в чем-нибудь между собой чернушка (Nigella sativa), душистая рута (Ruta graveolens), обыкновенный пион (Раеопиа officinalis) и ядовитый ранункул (Ranunculus sceleratus), хотя все они из семейства Multisiliquae? Бархатка полевая (Spiraea filipendula) и стоячий завязник (Tormentilla erecta) соединены в одной семье Senticosae, a между тем как различны их свойства? Красная смородина (Ribes rubrum) и лавровая вишня (Prunus laurocerasus), обыкновенная рябина (Sorbus aucuparia) и персидский миндальник (Amygdalus persica), как несходны в своих свойствах, а тем не менее в одном семействе Ротасеае? Семейство Succulentae соединяет дикий перец (Sedum acre) и портулак (Portulaca oleracea) конечно не ради их сходных свойств! Каким образом белоцвет попадает в одно семейство со слабителъным льном (Linum catharticum). или кислица (Oxalis acetosella) с горькой квассией (Quassia атаrа)? Конечно не ради сходства действия. Как несходны по лекарственным своqстваы все члены семейств Ascyroideae, Dumosae, Trihilatae! A в семействе Тrисоссае, что общего имеют едкий молочай (Euphorbia officinalis) с небезразличным для нервов самшитовым деревом (Buxus sempervirens)? Невкусныий грыжник (Herniaria glabra), острый лаконос (Phytolacca decandra) подкрепляющая лебеда (Chenopodium ambrosioides) и жгучий горец водоперечный (Polygonum hydropiper), — какое общество в семействе Оиerасеае! Как различно действуют Scabridae! Что общего у слизисто-нежной белой лилии (Lilium candidum) рядом с чесноком (Alliuin sativum) или морским луком (Scilla maritiina), или у спаржи (Asparagus officinalis) рядом с ядовитой белой чемерицей (Veratrum album), в семействе Liliaceae?

Я слишком далек, чтобы отрицать, сколько важных намеков тем не менее может дать естественная система философическому преподавателю лекарствоведения, чувствующему призвание открывать новая лекарственные средства; но эти намеки служат только для того, чтобы или подтверждать и пояснять уже известные факты или, при еще неиспытанных растениях, сначала соединяться в гипотетические предположения, которым еще многого не достает до вероятности, приближающейся к достоверности.

Однако, как можно ждать общего сходства действия в группах растений, помещенных вместе в так называемой естественной системе часто только лишь на основании ничтожных наружных сходств, когда даже гораздо ближе друг с другом родственные растения одного и того же рода так часто несходны между собой по лекарственному действию. Примером могут служить разновидности из рода Impatiens, Serapias, Cytisus, Ranunculus, Calamus, Hibiscus, Primus, Sedum, Cassia, Polygonum, Convallaria, Linum, Rhus, Seseli, Coriandrum, Aethusa, Sium, Angelica, Chenopodum Asclepias, Solanum, Lolium, Allium, Rhamnus, Amygdalus, Rubus, Delphinium, Sisymbrium, Polygala, Teucrium, Vactinium, Cucumis, Apium, Pimpinella, Anethum, Seandia, Valeriana, Anthemis, Artemisia, Centaurea, Juniperus, Brassica. — Какая разница между безвкусной врачебной губкой (Boletus igniarius) и горькой драстической лиственничной губкой (Boletus laricis) между съедобным рыжиком (Agaricus deliciosus) и мухомором (Agaricus muscarius), между каменным мохом (Lichen saxatilis) и здоровым исландским мохом (Lichen islandicus)!

Хотя я охотно соглашаюсь, что в общем сходство действия встречается гораздо чаще у разновидностей одного рода, чем между целыми породами, сопоставленными по группам в естественной системе, и что заключение в первом случае имеет за себя гораздо больше правдоподобности, те. м не менее, будь еще столько же пород, разновидности которых представляют между собой большое сходство действия, я, по убеждению своему, должен предостеречь, чтобы меньшая часть весьма несходно действующих разновидностей внушала нам побольше недоверия к такому способу заключений, так как здесь речь идет не о фабричном опыте, a o важнейшем и труднейшем обстоятельстве у человека, о его здоровье.

(* Заключение о сходстве действия между разновидностями одного рода будет тем сомнительнее, что даже одна и та же разновидность, одно и тоже растение, в своих различных частях нередко обнаруживают весьма различные лекарственные свойства. Как сильно отличается маковая головка от макового семени, выделяющаяся из листьев лиственницы манна от лиственничного терпентина, прохладительная камфара в корне коричного дерева от жгучего коричного масла, вяжущий сок в плодах различных мимоз от безвкусной, выделяющейся из их ствола камеди, едкий стебель ранункула от его нежного корня).

Следовательно, и этот путь не может быть преследуем, как надежное основание для отыскания лекарственных свойств растений.

Нам не остается ничего больше, как наблюдение на человеческом теле. Но какое наблюдение? Случайное или преднамеренное?

Наибольшее число благодетельных свойств лекарственных веществ, я смиренно в этом сознаюсь, было открыто в силу нечаянного, эмпирического наблюдения, благодаря случаю, часто впервые даже не врачами. Отважные, часто даже слишком отважные врачи затем мало по малу пробовали их.

Я вовсе не намерен оспаривать высокое значение этого способа открытия лекарственных сил: дело говорит само за себя. Но нам при этом ничего не остается делать; случай исключает всякое преднамерение, всякую самодеятельность. Печально думать, что благороднейшее и необходимейшее искусство построено на милости случая, который всегда предполагает множество подверженных опасности человеческих жизней. Разве достаточно случайности таких открытий для совершенствования врачебной науки, для восполнения ее пробелов? Из году в год мы узнаем новые болезни, новые направления и осложнения болезней, новые болезненные состояния, и если для отыскания целебных средств у нас нет другого пути, более подчиненного нашей власти, кроме того, который нам предоставляет случай, то нам не остается ничего другого, как лечить болезни общеупотребительными (поэтому, я мог бы часто желать, лучше никакими) или такими средствами, которые

казались нам полезными в по-видимому сходных болезненных состояниях. Но мы часто не достигаем цели, потому что видоизмененное состояние уже не есть то же самое. Грустно вперяем мы наши взоры в грядущие столетия, когда случай, может быть, откроет особенное лекарственное средство для этого особенного направления болезни, для этого особенного состояния, как хинную кору для истинной перемежающейся лихорадки или ртуть для венерической болезни.

Такое скудное развитие наиважнейшей науки, — как и столкновение эпикуровских атомов для возникновения мира, — не могло быть волей всемудрого и всеблагого Спасителя рода человеческого. Было бы очень унизительно для благородного человечества, если бы его сохранение должно было зависеть только от случая. Нет! утешительно думать, что для каждой особенной болезни, для каждой своеобразной болезненной конституции существуют свои особенные, непосредственно способствующие средства, а также и способы их преднамеренно отыскивать.

Когда я говорю о преднамеренном отыскивании недостающих еще нам лекарственных сил, то я подразумеваю не те эмпирические, в госпиталях обыкновенно производимые опыты, где при том или другом трудном, часто даже вовсе не точно наблюденном случае, в котором не помогают известные средства, хватаются за какое-нибудь средство, еще вообще неиспытанное или не испытанное в подобном случае, действуя на удачу слепого счастья, под влиянием случайных выдумок или руководствуясь темными предугадываниями, в которых невозможно дать отчета ни себе, ни другим. Такая эмпирическая смелость, даже при самом снисходительном наименовании, есть ничто иное, как безумная азартная игра, если не хуже этого.

Я также тут не говорю о несколько более рациональных опытах в частной практике и в госпиталях с эмпирическими средствами, кое-как, то здесь, то там превосхваляемыми против тех или других болезненных состояний, но основательно еще не исследованных. Ими также наносится опасность здоровью и жизни больных, если не положены в основание лечения известные правила искусства; но осторожность и практический гений врача все-таки могут сгладить многие неровности его полуэмпирического образа действий.

Так как у нас есть уже большое число лекарственных средств, о которых мы ясно видим, что они действительны, но наверное не знаем, какие именно болезни они могут излечивать, и так как мы опять имеем другие средства, которые в известных болезнях то помогали, то нет, и о которых мы еще не имеем отчетливых представлений, где они могут быть правильно и вполне уместно применяемы, то пока нет даже необходимости увеличивать лекарственный арсенал количественно. Весьма вероятно, что в имеющихся уже теперь средствах заключается вся (или почти вся) помощь, которой нам еще недостает.



Назад на страницу: 1
  Следующая страница: 3

Последнее изменение: 04.11.2017


Гомеопатический центр "ОЛЛО" тел./факс +7 (499) 678-21-17, тел. +7 (499) 188-25-85, +7 (963) 977-74-38, e-mail: OLLO2008@INBOX.RU. При перепечатке, копировании, цитировании или адаптации любой части текста обязательна ссылка на Гомеопатический центр "ОЛЛО" (Москва), Интернет-адрес http://ollo.norna.ru, ФИО автора статьи. Сделано при помощи RuniBase. Дизайн сайта: врач-гомеопат Расторгуев Д.В.